Дядя Ваня

Соня.  Замолчи, дядя Ваня.

Серебряков  (жене).  Дорогая моя, не оставляй меня с ним! Он меня заговорит.

Войницкий.  Это становится даже смешно.

Входит Марина  со свечой.

Соня.  Ты бы ложилась, нянечка. Уже поздно.

Марина.  Самовар со стола не убран. Не очень-то ляжешь.

Серебряков.  Все не спят, изнемогают, один только я блаженствую.

Марина  (подходит к Серебрякову, нежно).  Что, батюшка? Больно? У меня у самой ноги гудут, так и гудут. (Поправляет плед.)  Это у вас давняя болезнь. Вера Петровна, покойница, Сонечкина мать, бывало, ночи не спит, убивается… Очень уж она вас любила…

Пауза.

Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко. (Целует Серебрякова в плечо.)  Пойдем, батюшка, в постель… Пойдем, светик… Я тебя липовым чаем напою, ножки твои согрею… Богу за тебя помолюсь…

Серебряков  (растроганный).  Пойдем, Марина.

Марина.  У самой-то у меня ноги так и гудут, так и гудут! (Ведет его вместе с Соней.)  Вера Петровна, бывало, все убивается, все плачет… Ты, Сонюшка, тогда была еще мала, глупа… Иди, иди, батюшка…

Серебряков, Соня и Марина уходят.

Елена Андреевна.  Я замучилась с ним. Едва на ногах стою.

Войницкий.  Вы с ним, а я с самим собою. Вот уже третью ночь не сплю.

Елена Андреевна.  Неблагополучно в этом доме. Ваша мать ненавидит все, кроме своих брошюр и профессора; профессор раздражен, мне не верит, вас боится; Соня злится на отца, злится на меня и не говорит со мною вот уже две недели; вы ненавидите мужа и открыто презираете свою мать; я раздражена и сегодня раз двадцать принималась плакать… Неблагополучно в этом доме.

Войницкий.  Оставим философию!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40