Дядя Ваня

Елена Андреевна.  Давно уже я не играла. Буду играть и плакать, плакать, как дура. (В окно.)  Это ты стучишь, Ефим?

Голос сторожа: «Я!»

Елена Андреевна.  Не стучи, барин нездоров.

Голос сторожа: «Сейчас уйду!» (Подсвистывает.)  «Эй, вы, Жучка, Мальчик! Жучка!»

Пауза.

Соня  (вернувшись).  Нельзя!

Занавес

Действие третье

Гостиная в доме Серебрякова. Три двери: направо, налево и посредине. — День.

Войницкий, Соня  (сидят) и Елена Андреевна  (ходит по сцене, о чем-то думая).

Войницкий.  Герр профессор изволил выразить желание, чтобы сегодня все мы собрались вот в этой гостиной к часу дня. (Смотрит на часы.)  Без четверти час. Хочет о чем-то поведать миру.

Елена Андреевна.  Вероятно, какое-нибудь дело.

Войницкий.  Никаких у него нет дел. Пишет чепуху, брюзжит и ревнует, больше ничего.

Соня  (тоном упрека).  Дядя!

Войницкий.  Ну, ну, виноват. (Указывает на Елену Андреевну.)  Полюбуйтесь: ходит и от лени шатается. Очень мило! Очень!

Елена Андреевна.  Вы целый день жужжите, всё жужжите — как не надоест! (С тоской.)  Я умираю от скуки, не знаю, что мне делать.

Соня  (пожимая плечами).  Мало ли дела? Только бы захотела.

Елена Андреевна.  Например?

Соня.  Хозяйством занимайся, учи, лечи. Мало ли? Вот когда тебя и папы здесь не было, мы с дядей Ваней сами ездили на базар мукой торговать.

Елена Андреевна.  Не умею. Да и неинтересно. Это только в идейных романах учат и лечат мужиков, а как я, ни с того ни с сего, возьму вдруг и пойду их лечить или учить?

Соня.  А вот я так не понимаю, как это не идти и не учить. Погоди, и ты привыкнешь. (Обнимает ее.)  Не скучай, родная. (Смеясь.)  Ты скучаешь, не находишь себе места, а скука и праздность заразительны. Смотри: дядя Ваня ничего не делает и только ходит за тобою, как тень, я оставила свои дела и прибежала к тебе, чтобы поговорить. Обленилась, не могу! Доктор Михаил Львович прежде бывал у нас очень редко, раз в месяц, упросить его было трудно, а теперь он ездит сюда каждый день, бросил и свои леса, и медицину. Ты колдунья, должно быть.

Войницкий.  Что томитесь? (Живо.)  Ну, дорогая моя, роскошь, будьте умницей! В ваших жилах течет русалочья кровь, будьте же русалкой! Дайте себе волю хоть раз в жизни, влюбитесь поскорее в какого-нибудь водяного по самые уши — и бултых с головой в омут, чтобы герр профессор и все мы только руками развели!

Елена Андреевна  (с гневом).  Оставьте меня в покое! Как это жестоко! (Хочет уйти.)

Войницкий  (не пускает ее.)  Ну, ну, моя радость, простите… Извиняюсь. (Целует руку.)  Мир.

Елена Андреевна.  У ангела не хватило бы терпения, согласитесь.

Войницкий.  В знак мира и согласия я принесу сейчас букет роз; еще утром для вас приготовил… Осенние розы — прелестные, грустные розы… (Уходит.)

Соня.  Осенние розы — прелестные, грустные розы…

Обе смотрят в окно.

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40