Дядя Ваня

Соня  (подойдя к Елене Андреевне, нетерпеливо).  Что он сказал?

Елена Андреевна.  После.

Соня.  Ты дрожишь? Ты взволнована? (Пытливо всматривается в ее лицо.)  Я понимаю… Он сказал, что уже больше не будет бывать здесь… Да?

Пауза.

Скажи: да?

Елена Андреевна утвердительно кивает головой.

Серебряков  (Телегину).  С нездоровьем еще можно мириться, куда ни шло, но чего я не могу переварить, так это строя деревенской жизни. У меня такое чувство, как будто я с земли свалился на какую-то чужую планету. Садитесь, господа, прошу вас. Соня!

Соня не слышит его, она стоит, печально опустив голову.

Соня!

Пауза.

Неслышит. (Марине.)  И ты, няня, садись.

Няня садится и вяжет чулок.

Прошу, господа.  Повесьте, так сказать, ваши уши на гвоздь внимания. (Смеется.)

Войницкий  (волнуясь).  Я, быть может, не нужен? Могу уйти?

Серебряков.  Нет, ты здесь нужнее всех.

Войницкий.  Что вам от меня угодно?

Серебряков.  Вам… Что же ты сердишься?

Пауза.

Если я в чем виноват перед тобою, то извини, пожалуйста.

Войницкий.  Оставь этот тон. Приступим к делу… Что тебе нужно?

Входит Мария Васильевна .

Серебряков.  Вот и maman. Я начинаю, господа.

Пауза.

Я пригласил вас, господа, чтобы объявить вам, что к нам едет ревизор. Впрочем, шутки в сторону. Дело серьезное. Я, господа, собрал вас, чтобы попросить у вас помощи и совета, и, зная всегдашнюю вашу любезность, надеюсь, что получу их. Человек я ученый, книжный и всегда был чужд практической жизни. Обойтись без указаний сведущих людей я не могу и прошу тебя, Иван Петрович, вот вас, Илья Ильич, вас, maman… Дело в том, что manet omnes una nox,[3] то есть все мы под богом ходим; я стар, болен и потому нахожу своевременным регулировать свои имущественные отношения постольку, поскольку они касаются моей семьи. Жизнь моя уже кончена, о себе я не думаю, но у меня молодая жена, дочь-девушка.

Пауза.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40