Из Записных книжек

«Эта женщина… Я женился 20 лет, не выпил во всю мою жизнь ни одной рюмки водки, не выкурил ни одной папиросы». После того, как он согрешил, его полюбили и стали ему больше верить, и, гуляя по улице, он стал замечать, что все стали ласковей и добрей — оттого, что он грешен.

Женятся, потому что обоим деваться некуда.

Сила и спасение народа в его интеллигенции, в той, к»ото»рая честно мыслит, чувствует и умеет работать.

Попадья берет выигрыш и не платит проигрыша.

Мужчина без усов все равно, что женщина с усами.

Кто не может взять лаской, тот не возьмет и строгостью.

На одного умного полагается тысяча глупых, и на одно умное слово приходится 1 000 глупых, и эта тысяча заглушает, и потому так туго подвигаются города и деревни. Большинство, масса всегда останется глупой, всегда она будет заглушать; умный пусть бросит надежду воспитать и возвысить ее до себя; пусть лучше призовет на помощь материальную силу, пусть строит жел»езные» дороги, телефоны, телеграфы — и с этим он победит и подвинет вперед жизнь.

Порядочных в настоящем смысле можно встретить только среди людей, имеющих определенные консервативные или либеральные убеждения; так же называемые умеренные весьма склонны к наградам, пособиям, крестикам, прибавкам…

— Отчего умер ваш дядя?

— Он вместо 15 капель Боткина, как прописал д»окто»р, принял 16.

Молодой только что кончивший филолог приезжает домой в родной город. Его выбирают в церковные старосты. Он не верует, но исправно посещает службы, крестится около церквей и часовень, думая, что так нужно для народа, что в этом спасение России. Выбрали его в председатели земской управы, в почетные мировые судьи, пошли ордена, ряд медалей — и не заметно, как исполнилось ему 45 лет, и он спохватился, что все время ломался, //строил дурака, но переменять жизнь было уже поздно. Как-то во сне вдруг точно выстрел: «Что вы делаете?» — и он вскочил весь в поту.

Противиться злу нельзя, а противиться добру можно.

Он льстит властям, как поп.

Мертвые [сраму] срама не имут, но смердят страшно.

Вместо простынь грязные скатерти.

Еврей Перчик.

Обыватель в разговоре: и всякая штука.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22