Кто виноват?

Мой дядя Петр Демьяныч, сухой, желчный коллежский советник, очень похожий на несвежего копченого сига, в которого воткнута палка, как-то, собираясь в гимназию, где он преподавал латинский язык, заметил, что переплет его синтаксиса изъеден мышами. – Послушай, Прасковья, – сказал он, входя в кухню и обращаясь к кухарке. – Откуда это у нас мыши завелись? Помилуй, вчера цилиндр погрызли, сегодня синтаксис обезобразили… Этак, пожалуй, начнут одежу есть! – А что ж мне делать? Не я их завела! – ответила Прасковья. – Надо же что-нибудь сделать! Кошку бы ты завела, что ли… – Кошка есть; да куда она годится? И Прасковья указала на угол, где около веника, свернувшись калачиком, …