В бане

— Эй, ты, фигура! — крикнул толстый белотелый господин, завидев в тумане высокого и тощего человека с жиденькой бородкой и с большим медным крестом на груди. — Поддай пару! — Я, ваше высокородие, не банщик, я цирульник-с. Не мое дело пар поддавать. Не прикажете ли кровососные баночки поставить? Толстый господин погладил себя по багровым бедрам, подумал и сказал: — Банки? Пожалуй, поставь. Спешить мне некуда. Цирульник сбегал в предбанник за инструментом, и через какие-нибудь пять минут на груди и спине толстого господина уже темнели десять банок. — Я вас помню, ваше благородие, — начал цирульник, ставя одиннадцатую банку. — Вы …